Частная медицина: надо гармонизировать ситуацию

26.05.2021, 13:45

В конце 2020 года была создана Тверская ассоциация негосударственных медицинских организаций (ТАНМО). Предпосылки создания данной некоммерческой организации созрели довольно давно, но катализатором явилась сложная экономическая ситуация, возникшая в прошлом году из-за распространения коронавирусной инфекции.

Прошлый год показал, что проблемы могут возникать неожиданно, например, какие-то ограничения работы из-за форс-мажорных обстоятельств. Кроме того, выходит много регламентирующих работу медицинского бизнеса постановлений, в которых не все могут сразу разобраться.

Ассоциация призвана объединить частные медицинские клиники Тверского региона для решения общих проблем, возникающих в процессе осуществления профессиональной деятельности.

В настоящий момент ассоциацию возглавляет Александр Евсеевич Ротенфельд, руководитель многопрофильной Больницы Пирогова. Он работает в этом качестве на общественных началах. Ассоциация является некоммерческой и не ставит своей целью получение прибыли.

Главный редактор газеты «Караван Ярмарка» Мария Орлова встретилась с Александром Ротенфельдом и его коллегами – известными тверскими стоматологами Георгием Владимировичем Безвестным (руководитель стоматологического холдинга «Дента Люкс»), Александром Николаевичем Лиштваном (Стоматологическая клиника доктора Лиштвана А.Н.), а также соучредителями Больницы Пирогова Татьяной Петровной Петровой и Игорем Борисовичем Шиповским, чтобы обсудить и разъяснить читателям цели и задачи нового объединения медиков.

М. Орлова: В ситуации пандемии, как оказалось, не был выстроен баланс между государственной и частной медициной. А вообще, в «мирное время» какое соотношение между ними? Скажу лично о себе: я не помню, когда пользовалась услугами государственной медицины. Много лет обращаюсь в платные медицинские центры.

А. Ротенфельд: В стоматологии этот баланс всегда был в пользу частников. Частная стоматология очень сильно вырвалась вперед по причине того, что пациенты привыкли, что это платная услуга. Это дало возможность стоматологам активно развиваться на рынке частной медицины. Что касается общей медицины, в таких городах, как Тверь, баланс скорее в сторону государственных клиник.

М. Орлова: Вопрос в платежеспособности?

А. Ротенфельд: В стоматологии услуги недешевые, но потребитель все-таки выбирает качественную услугу в комфортных условиях. Если говорить об общей медицине, то нужно понимать, что частным клиникам гораздо сложнее обеспечить весь спектр услуг, включая комфорт и качество, для пациента в связи с большим, сложным и очень дорогостоящим оснащением. Такие возможности для оснащения частных больниц, как у государства, мало у кого есть.

М. Орлова: Как вы, руководители частных клиник, пришли к мысли о создании ассоциации?

Г. Безвестный: Стоматологические клиники достаточно успешно решали свои проблемы еще раньше, чем это произошло с общей медициной. Но мысль о необходимости объединения была давно. С 2008 по 2010 год я был председателем секции частной стоматологии при Стоматологической ассоциации России (СТАР), это ассоциация физических лиц, врачей-стоматологов. Мне стало понятно, что она не дает возможности решать вопросы юридических организаций (клиник), поэтому на федеральном уровне стоматологи создали СРО – саморегулируемую организацию.

Но решать возникающие вопросы в процессе деятельности частного медицинского бизнеса необходимо и на местном уровне. В момент ограничений из-за COVID-19 мы поняли, что бороться за свои права нам надо и на региональном уровне. Для меня блокада частной медицины в ковидное время была большим ударом.

Т. Петрова: Пандемия стала катализатором, который ускорил процессы объединения. Но и в обычное время возникают процессы, которые надо решать сообща. Например, изменения в законодательстве РФ в медицинской сфере. Если бы существовала постоянно действующая организация, которая бы информировала о законодательных изменениях, имела бы возможность влиять на нормотворческий процесс, помогала бы в сложных случаях в осуществлении профессиональной деятельности, проводила бы семинары-обсуждения, это было бы полезно для всех представителей частной медицины.

М. Орлова: Все отрасли экономики сейчас сталкиваются с избыточным регулированием. А как дела в медицине?

А. Ротенфельд: В медицине серьезное регулирование всегда было, и это правильно: эта отрасль напрямую связана с охраной здоровья граждан. Но для осуществления профессиональной деятельности в сфере медицинских услуг должно быть четкое понимание, как исполнить требования законодательства в данной сфере, и исполнимы ли они вообще либо могут привести к полной остановке работы медицинского учреждения. В настоящее время нормативно-правовые акты во многом противоречат друг другу, часто в них отсутствует механизм исполнения того или иного требования, которое стало обязательным в силу указания об этом в законе. Поэтому основная цель создания ассоциации – разъяснения, методические указания в профессиональной сфере. В Тверской области выдано около 500 лицензий на работу медицинских организаций. Одной из целей ТАНМО является помочь им во взаимодействии с контролирующими органами.

М. Орлова: На российском уровне есть такая организация?

А. Лиштван: Ассоциация, созданная в Твери, не уникальная, такие организации создаются в других регионах. Ситуация созрела, подавляющее большинство клиник даже не представляют, в каком правовом направлении они обязаны работать. Что означает внутренний контроль качества, например. Основная задача ассоциации – разъяснение и помощь в организации и работе частных медицинских клиник.

Г. Безвестный: Нормативные акты пишут люди, которые не представляют себе медицинского процесса, выдвигают нереализуемые, а часто и ненужные требования. Например, часто бывает навязывание в стандарт оснащения какого-то прибора, который не является необходимым. Иной раз это случается из-за незнания медицинских процессов. Поэтому медики должны иметь возможность влиять через ассоциацию на нормотворческий процесс.

М. Орлова: В Твери многие вопросы решаются на уровне личных связей…

А. Ротенфельд: Да, многие надеются на личные связи, есть привычка решать вопросы неформально. Но в свете поэтапного внедрения «регуляторной гильотины» такой способ решения проблем не сможет помочь. Но являясь частью ТАНМО, выстроить цивилизованные отношения со всеми надзирающими и контролирующими органами будет не так сложно. Когда нас много (представителей частного медицинского бизнеса), у нас появляется реальная возможность быть услышанными.

Г. Безвестный: В тот момент, когда государственные клиники отказали в плановой помощи, частные клиники могли бы помочь, подхватить многие направления медицинской помощи.

А. Ротенфельд: А причина одна – отсутствие диалога. Не было субъектов диалога ни с той, ни с другой стороны. Минздрав региона решает в первую очередь государственные вопросы, другой стороны вопроса там не видят. А возразить некому.

Сейчас наша основная цель – привлечь больше участников в нашу ассоциацию. Надо выстраивать конструктивный диалог, организовывать обучение, информационно-методическую работу. Наша задача – помочь государственной медицине, региональному Минздраву.

Например, много говорится о развитии медицинского туризма в Тверской области, о том, чтобы в наш регион приезжало как можно больше тех пациентов, которые хотят воспользоваться услугами стоматологов, косметологов Тверского региона, решить другие проблемы со здоровьем. Здесь частные клиники могли бы сыграть решающую роль.

Еще одна важная задача, которую мы можем помочь решить: в каждой клинике должна быть врачебная комиссия, осуществляющая работу с жалобами пациентов, контролирующая работу медиков, но иногда частные медицинские организации, работающие в регионе, настолько небольшие, что в них нет специалистов для создания врачебной комиссии. Законом предусмотрено, что можно привлекать коллег. Нами создается врачебная комиссия из членов ассоциации, чтобы помогать небольшим клиникам – нашим членам.

Г. Безвестный: Есть проблема в том, что в государстве нет гармоничного отношения к частной медицине. Поначалу, когда частная медицина не могла составить конкуренцию, на нас смотрели сквозь пальцы. А сейчас, когда стали вставать на ноги серьезные медицинские центры, в которых появилось современное оборудование, они стали составлять конкуренцию популярности государственных медицинских организаций. Была острая ситуация, когда медики начали уходить из государственных структур под воздействием страха, экономических причин, того, что оптимизация похоронила авторитет врача, и возник конфликт между врачами и населением. И тут частные клиники стали восприниматься как конкуренты на трудовом рынке. Когда началась пандемия, у власти был простой соблазн принять простые и легкие решения – запретить работать конкурентам.

Для того чтобы этого не происходило, надо системно выстраивать взаимоотношения. Наша задача – в целом менять менталитет и населения, и власти.

М. Орлова: Мне до сих пор непонятно, почему наше население считает, что государственная медицина бесплатная. За каждого работающего гражданина его работодатель платит ежемесячно в Фонд обязательного медицинского страхования 5,1% от зарплаты. Это неплохие деньги, на счету каждого из нас, особенно тех, кто редко обращается к врачам, должны бы накопиться большие суммы.

А. Ротенфельд: Если посмотреть на медицину других стран, там для потребителя даже не всегда понятно, частная клиника или государственная, за него платит страховая компания, больничная касса. Его не интересует форма собственности, ему интересен врач и та услуга, которую он хочет получить.

К сожалению, у нас нет практики допуска частных клиник к ОМС. Стоматология – отдельная история, там ОМС предлагает крайне низкие тарифы. А в общей медицине есть тарифы, которые вполне устраивают и клинику, и пациента. Мы подаем заявления на работу по ОМС, но не можем узнать, что надо сделать, чтобы получить какие-то объемы и квоты. Парадокс в том, что сейчас не деньги идут за пациентом, а пациентов надо набрать на те операции, на которые выделены деньги. Кто может гарантировать, что определенное количество пациентов обратится к нам, скажем, чтобы удалить желчный пузырь? А если квоты не выполнить, больше их не получишь.

Г. Безвестный: Одна из целей организации – войти в состав рабочей группы Совета главных врачей при Минздраве Тверской области. Да, этот совет создан для организаций, подведомственных Минздраву, а не для частных медицинских организаций. Но в компетенцию этого совета входит процесс принятия нормативно-правовых актов, напрямую влияющих на возможности осуществления профессиональной деятельности всеми вескими медицинскими организациями. Согласно пункту 23 положения о совете в рабочую группу могут входить общественные организации, а значит, ассоциация имеет законное право войти в нее и влиять на процесс принятия нормативных актов, защищая профессиональные интересы ее членов.

А. Ротенфельд: Да, действительно, существует Совет главных врачей при Минздраве Тверской области, но туда входят только главные врачи бюджетных организаций. Нет ни одного частного медицинского центра, хотя у нас у всех имеются главные врачи. Нам говорят, что никто не просился. Но Георгий Владимирович подавал заявление, и в ответ – молчание. По большому счету это должен быть совет специалистов, представляющих всю сферу. Главврачи государственных больниц решают свои проблемы, однако круг проблем гораздо шире.

М. Орлова: Как вы будете прокладывать коммуникационную дорожку от профессионального сообщества к чиновникам?

А. Ротенфельд: Инструмент на уровне Тверской области есть. Это Общественный совет при региональном Минздраве, который создан, чтобы отражать интересы и потребности населения региона в качественной медицинской помощи, оказываемой не только государственными, но и частными медицинскими организациями.

И. Шиповский: ТАНМО должна делегировать своих представителей в состав Общественного совета, и обязательно это сделает.

А. Ротенфельд: Сейчас создан Комитет по здравоохранению при Тверской торгово-промышленной палате. Этот комитет должен стать первопроходцем в области медиации – в примирительной досудебной процедуре разрешения возникающих в сфере медицинских услуг споров, выдаче заключений по качеству предоставленных услуг. Это задача комитета.

Г. Безвестный: Подытоживая наш разговор, сформулирую, для чего мы созданы. Наша ассоциация создана для достижения гармонии на рынке медицинских услуг через нормализацию взаимоотношений между представителями медицинского бизнеса и государства в лице контролирующих и надзорных органов.

М. Орлова: Спасибо большое за разговор. Удачи вам!

389 0
Лента новостей
Прокрутить вверх