Дело «Интерьер-Холла»: кто и зачем пустил козла в огород?

В деле банкротства «Интерьер-Холла» вскрываются новые щекотливые подробности

16.05.2024, 19:23

Как мы уже писали, две недели назад был осужден и взят под стражу в зале суда Михаил Константинович Ефимов, бывший генеральный директор и бывший соучредитель ООО «ВТЭК», компании-застройщика торгово-гостиничного комплекса «Интерьер-Холл», что на Московском шоссе в Твери. Обвинительный приговор был вынесен по фактам его мошеннических действий со средствами покупателей помещений в «Интерьер-Холле».

Прошедшие выходные дни и ставшая нам известной за это время некоторая информация позволили по-другому взглянуть на развитие ситуации вокруг этого скандального банкротства, а также сделать интересные выводы и, может быть, даже прогнозы.

Состязание с известным финалом

Ранее мы уже отмечали (статья «Две стороны адвоката Падвы»), что целый ряд фактов указывает на то, что фактически всем банкротством «Интерьер-Холла» руководят юристы ООО «Юридическое бюро «Падва и Эпштейн» во главе с генеральным директором бюро Павлом Юрьевичем Герасимовым. Также мы отмечали, что в арбитражном деле интересы М.К. Ефимова представляли и представляют юристы этой же юридической компании.

В уголовном же деле Ефимова защищали местные тверские адвокаты, формально не связанные с юрбюро «Падва и Эпштейн». Однако имеющаяся у нас информация позволяет сделать вывод, что в действительности всю стратегию защиты определяли те же юристы из «Падва и Эпштейн» под руководством П.Ю. Герасимова. Первая и самая простая причина такой маскировки – это банальное отсутствие в штате указанной компании адвокатов, ведь их специализацией являются арбитражные дела, а в них статус адвоката не нужен. А вторая причина – это те действия, которые предпринимали адвокаты во время судебного процесса, и те «доказательства», на которые они ссылались. Все идентично тому, что уже было в арбитраже по банкротству «Интерьер-Холла». Иными словами, похоже, вся позиция защиты Ефимова была выстроена Герасимовым и его подчиненными, а адвокаты только лишь фронтировали этот процесс.

Уголовный судебный процесс, как, в общем-то, любая юридическая тяжба, – это состязание, только в данном случае между защитой и обвинением: выигрывает защита – получи оправдательный приговор, выигрывает обвинение – подставляй руки под наручники и следуй за конвойными. От умения и опыта лиц, определяющих линию защиты, зависит не только исход всего разбирательства, но и каким образом будет построена жизнь их подзащитного на целые годы. Получается, что выбранная юристами из «Падва и Эпштейн» стратегия защиты и привела к такому печальному для Ефимова исходу.

И вот тут позволим себе на первый взгляд неожиданное предположение: генеральный директор «Падва и Эпштейн» Герасимов со своими подчиненными сознательно завели Ефимова «на убой», то есть именно обвинительный приговор с наказанием в виде лишения свободы на несколько лет входил в планы юристов.

Здание уйдет за бесценок?

Но как вообще такое возможно? Все элементарно, как сказал бы один знаменитый литературный сыщик, а потом бы добавил: «Ищите мотив!»

Вот как раз про мотив мы уже писали («Две стороны адвоката Падвы»). Их мотив – захват готового на 80% здания «Интерьер-Холла». И последние события, а также новые и продолжающиеся судебные процессы только подтверждают версию, что юристы из «Падва и Эпштейн» во главе со своим руководителем Герасимовым используют судебную систему для рейдерского захвата практически готового здания торгово-гостиничного комплекса площадью почти 30 тысяч квадратов! Их вероятная цель – во что бы то ни стало через контролируемых ими конкурсных управляющих довести дело до управляемых торгов, в результате которых здание за бесценок перешло бы под их контроль (перешло бы в собственность «одного лица», о чем они неоднократно говорили на судах), а все покупатели торговых площадей остались бы ни с чем, довольствуясь копейками от такой продажи комплекса.

Как представляется, что именно Ефимова юристы-рейдеры считали самым неудобным своим клиентом из тех, кто доверился им в деле о банкротстве. Они понимали, что его не так-то просто заболтать и держать в неведении относительно их настоящих целей. Еще бы, бывший мэр Кимр, строитель-бизнесмен, построивший в центре Твери, по сути, первое элитное жилье, в конце концов, как говорят в строительных кругах, Ефимов «отжал» у покойного А.Н. Салагаева сам проект «Интерьер-Холла». Такой человек не может быть простачком, такой может и спросить за результат. К тому же Ефимов с несколькими кредиторами, вложившими деньги в покупку коммерческих площадей, сам намеревался через процедуру банкротства захватить здание. Для этого он в начале лета 2016 года консультировался у одного из известных тверских арбитражных управляющих, каким образом через банкротство ООО «ВТЭК» можно было кинуть вначале «москвичей», а потом и большинство купивших площади в комплексе.

Важная ремарка

Михаил Ефимов

Небезынтересно читателю будет узнать, что пресловутые «москвичи» – на самом деле «замкадыши» из Наро-Фоминского района Московской области, которых известный в Твери в 1990-х годах предприниматель А.В. Буренков, будучи директором АО «Трест Гидромонтаж», «затащил» в строительство торгового центра «Интерьер-Холл». Но еще более интересно, что и Ефимов, и Буренков – православные люди, по всей видимости немало сделавшие для церкви.

Буренков, например, в 1990-х годах вместе с Сергеем Польщиковым и Николаем Карповым восстановил Вознесенский собор в Твери, уже более 30 лет финансирует исследование темы новомучеников и издание книг (практически вся канонизация новомучеников и исповедников идет на основе этой исследовательской работы), достроил не только храм священномученика Фаддея (архиепископа Тверского) в Затверечье, но и построил комплекс помещений для притча (в трапезной открыта выставка, посвященная новомученикам). Ефимов тоже считается меценатом, хотя, откровенно говоря, редакция «Каравана» за 28 лет работы газеты ничего о его благотворительных проектах не слышала. Вполне допускаем, что он осуществлял строительные подряды для тверских храмов за деньги заказчика.

Ефимов прекрасно знал, что трестом «Гидромонтаж» владеет как раз фонд новомучеников (на одну треть), на одну треть – вдова известного мецената из Московской области Геннадия Крючкова Анастасия Крючкова и на одну треть – фонд «Воскресение», 15 лет содержавший православную гимназию. И даже это не уберегло православного предпринимателя Михаила Ефимова от искушения захватить торговый центр. Он решил воспользоваться бедой, в которую попал трест в феврале 2016 года (вся эта информация публична и неоднократно озвучивалась на судебных процессах, за которыми мы внимательно следим). Против треста «Гидромонтаж» были возбуждены недобросовестными «товарищами» два уголовных дела с целью захвата его поселковых сетей и всего имущества. В июне даже прошли обыски в ООО «ВТЭК», после чего Ефимов собрал в июле 2016 года собрание дольщиков и объявил им: «Теперь я с вами». Так образовалась первоначальная рейдерская группа под руководством Ефимова, которая явно рассчитывала, что трест просто разорится из-за своих уголовных дел и никто не придет в Тверь за своими инвестициями в размере 400 млн рублей. Но «заговорщики» ошиблись целых два раза: трест выстоял (заказные уголовные дела были закрыты даже «за отсутствием события преступления») и стал бороться за свои инвестиции, вторая ошибка – это приглашение в 2019 году юрбюро «Падва и Эпштейн», которое просто захватило всю процедуру банкротства и ведет его в своих интересах, как самые заправские рейдеры.

Ефимов, по всей видимости, стал рассматриваться уже настоящими «москвичами» из бюро «Падва и Эпштейн» как главный конкурент. В такой ситуации для рейдеров-юристов был только один желательный выход: чтобы у своего главного конкурента по захвату здания возникли новые обстоятельства, которые бы вынудили его отложить борьбу за актив на второй план, что 26 апреля, к удивлению многих, и произошло: Ефимов был осужден и взят под стражу.

Вот уж действительно, не рой яму другому! Получается, что Ефимов стал жертвой устроенной им же юридической комбинации по захвату торгового центра (прежде всего половинной доли треста, деньги которого в 2012 году спасли всю семью Ефимовых от личного банкротства), доверившись настоящим профессионалам «банкротной рулетки» – бюро «Падва и Эпштейн» и лично Павлу Герасимову.

«Выделенцы» и способ их «кинуть»

В результате сегодня еще одним препятствием для «Падва и Эпштейн» в виде Ефимова на пути к захвату всего здания стало меньше. Конечно, это не первое препятствие, которое пришлось «преодолевать». Первыми была группа треста «Гидромонтаж» – группа инвесторов, также имевших несчастье приобрести площади в рекламируемом тогда самим Ефимовым «Интерьер-Холле». Однако их, «замкадышей», юристы из «Падва и Эпштейн», фактически используя Арбитражный суд Тверской области, уже оставили ни с чем. Да-да, именно «используя», иначе как назвать то обстоятельство, когда судьи в качестве «рыбы» судебного акта берут проекты, написанные этими же юристами, причем даже не исправляя имеющиеся в них фактические и смысловые противоречия.

Иногда «Падва и Эпштейн» представляли проекты решений суда прямо на бланке Арбитражного суда Тверской области. При этом необходимо отметить, что именно «замкадыши» всегда выступали за дострой объекта, чтобы в результате все, кто вложил в стройку деньги, получили бы свое. Хотя, может быть, настоящая причина таких тесных отношений тверского арбитража и бюро «Падва и Эпштейн» кроется в другом: по пока документально неподтвержденной информации, несколько лет назад директор бюро Герасимов сдал в Твери квалификационный экзамен на должность арбитражного судьи и вот-вот может стать судьей тверского арбитража. Этим может объясняться и особое отношение к юристам бюро, которое чувствуется в стенах суда: действующие судьи, должно быть, уже воспринимают его как коллегу по цеху.

Тем не менее сегодня у кандидата юридических наук Герасимова и его подчиненных осталось дело за малым: оставить ни с чем тех, кому суд присудил право собственности на их недостроенные помещения в «Интерьер-Холле», и тех, кто планирует получить деньги от продажи комплекса с торгов.

С первыми, или, как их пренебрежительно называют сами юристы бюро «Падва и Эпштейн», «выделенцами», планируется закончить 4 июня сего года. В этот день во Втором кассационном суде общей юрисдикции в Москве будет рассматриваться спор, в результате которого право собственности на полностью оплаченные указанной группой лиц помещения «может быть признано отсутствующим». Герасимов однажды в суде прямо заявил, что решения судов общей юрисдикции по признанию за «выделенцами» на свои метры торговых площадей являются «объективно незаконными». Именно такие формулировки придумали юристы-рейдеры, составляя исковое заявление, поданное от имени конкурсного управляющего. Для добросовестного юриста понятно, что признанное вступившим в законную силу судебным актом право собственности не может быть признано отсутствующим в рамках другой тяжбы. Это противоречит всем действующим в нашей стране правовым нормам.

Именно на это и указали Московский районный суд Твери и Тверской областной суд, рассматривая этот иск. Но как оказалось, что для тех, кто ловко манипулирует этими нормами, нет, что называется, никаких преград, и они подали очередные жалобы в суд кассационной инстанции. Более того, эти манипуляторы ничего не стесняются и в открытую говорят, что в кассации они поломают вынесенные первой и второй инстанциями судебные акты. Остается только догадываться, с помощью чего им это удастся осуществить. Все опрошенные нами специалисты в области права подтвердили, что нет никаких законных оснований для отмены либо для отправки спора на новое рассмотрение. Получается, что только пресловутый «административный» либо еще какой ресурс может помочь Герасимову и его подчиненным «кинуть выделенцев», а это, учитывая их связи в Москве, представляется вполне реальным сценарием (ведь удалось же им добиться судебных решений в арбитраже, не признающих причинение Ефимовым убытков ООО «ВТЭК» в размере порядка 50 млн рублей, а уголовный суд установил, что вина Ефимова доказана).

Договор с ловушкой

Павел Герасимов

Ну а с теми, кто планирует получить деньги от продажи комплекса с торгов, ситуация еще интереснее. Буквально несколько дней в относительно публичном доступе появился договор юридической помощи, заключенный в сентябре 2019 года между юридическим бюро «Падва и Эпштейн» и целым рядом кредиторов, купивших помещения в «Интерьер-Холле». Договор, надо отметить, очень занятный, его содержание раскрывает смысл происходящего в деле о банкротстве «Интерьер-Холла».

Во-первых, его подписали 23 человека, среди которых, естественно, и сам М.К. Ефимов и его жена. Это примерно половина от всех купивших коммерческие площади. Примечательно, что среди подписантов нет бывших высокопоставленных сотрудников полиции и пенитенциарной системы области, которые также приобретали помещения. Похоже, что профессиональное чутье их не подвело, и они удержались от проставления своих подписей под фактически криминальным документом.

Со стороны же бюро «Падва и Эпштейн» договор подписал сам генеральный директор П.Ю. Герасимов. Мы подсчитали, что не менее 12 юристов бюро, включая самого Герасимова, с сентября 2019 года участвовали в деле «Интерьер-Холла», представляя интересы не только подписантов договора, но и конкурсных управляющих. При этом эти 12 профессиональных юристов, нисколько не смущаясь, откровенно лгали, что, мол, так совпало, что все они работают в одной компании, договаривались со своими клиентами отдельно, что здесь нет никакой зависимости и какого-либо умысла. Получается, что с сентября 2019 года делом о банкротстве «Интерьер-Холла» руководят не арбитражные управляющие, которых сменилось уже четыре человека, не суд, а директор бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов, который сам, вероятно, уже готовится примерять на себя судейскую мантию. Понятно, в чьих интересах это самое банкротство будет идти. А ведь самое главное требование к банкротным процедурам, которое красной нитью проходит через все действующее законодательство, – это ведение банкротства независимым арбитражным управляющим под контролем объективного и независимого суда, действующего от имени Российской Федерации.

Во-вторых, текст договора составлен таким образом, что в нем не определен тот результат, который должны получить 23 подписавших его несостоявшихся обладателей помещений в «Интерьер-Холле». Там только упоминается про «максимальное удовлетворение требований» заказчиков. «Максимальное» – это довольно растяжимое понятие: кто и как будет определять, максимальное это удовлетворение требований или нет. Про Ефимова, например, тоже можно сказать, что он уже получил максимальное удовлетворение своих требований, ведь за решеткой вместе с ним мог оказаться и его сын Александр, который был директором компании-застройщика и тоже участвовал в некоторых эпизодах мошенничества. Следовательно, требование Ефимова удовлетворено: сын пока остался на свободе. Вот и получается, что 23 тверских предпринимателя, нанявших авторитетное столичное юридическое бюро для оказания им юридической помощи, не знают, что в результате этой помощи они получат. Ведь все знают, что отсутствие результата тоже результат. А такой исход нам представляется более чем вероятным.

К тому же хотя договор и нацелен на продажу здания «Интерьер-Холла» с торгов и раздачу заказчикам полученных денег, он не предусматривает минимальную цену продажи объекта. Это снимает с Герасимова и его подчиненных какие-либо обязательства по минимальным суммам, на которые могут по результатам оказания помощи рассчитывать заказчики. Что еще раз подтверждает перспективу контролируемых торгов по заниженной цене в нужные руки. Вот только контролироваться торги будут не заказчиками, не они будут счастливыми обладателями практически готового торгово-гостиничного комплекса. Не для этого авторитетные столичные юристы пять лет охаживают провинциальных лавочников.

В-четвертых, в договоре прописан крайне странный порядок взаимодействия заказчиков и исполнителя. Так, ни в одном из пунктов не указано, что заказчики могут давать исполнителю какие-либо указания, исполнитель сам решает не только что и как делать при оказании юридической помощи, но и что даст заказчикам результат такой помощи. Договор только предусматривает обязанность 23 незадачливых заказчиков предоставить столичным юристам все имеющиеся у них документы и материалы, относящиеся к делу. Очевидно, что, подписав такой договор, 23 заказчика отдались на милость акул банкротных дел, которые, похоже, своего не упустят, а интересы заказчиков их даже формально не должны интересовать.

Также заслуживает внимания и установленный порядок подписания ежемесячных актов об оказанных услугах. В договоре почему-то указано, что работы считаются принятыми при подписании актов только конкретными четырьмя заказчиками, этакая «великолепная четверка» или «банда четырех», кому как нравится. Удивляет, что никого из остальных 19 взрослых, образованных, умудренных жизнью людей, состоявшихся предпринимателей, не смутило то, что не они сами будут принимать работу, от результатов которой зависит судьба их многомиллионных вложений, а кто-то другой, преследующий свои интересы. В банкротстве, как известно, действует принцип: чем меньше кредиторов, тем больше шанс что-то получить. Не удивимся, если в результате такого порядка приема оказанных услуг в числе кредиторов останутся только эти четверо избранных. Возникают веские подозрения, что у этой четверки имеется отдельный договор с «Падва и Эпштейн», в котором содержатся гарантии получения ими какой-то разумной суммы, сопоставимой хоть как-то с их вложениями.

В-пятых, договор все-таки содержит одну четко сформулированную цель, которую поставили заказчики перед исполнителем, но она (цель) в конечном итоге играет на руку юристам-рейдерам. Это «кинуть москвичей-замкадышей». За достижение этого результата по условиям договора 23 тверских предпринимателя должны будут дополнительно заплатить юрбюро «Падва и Эпштейн» несколько десятков миллионов рублей! Вдуматься только! Не за то, что их вложения вернутся, а за то, что другие, такие же покупатели помещений в «Интерьер-Холле» останутся ни с чем.

Можно только поаплодировать мастерству столичных юристов, которые виртуозно сыграли на жадности и провинциальной простоте своих клиентов. А простота, как известно, хуже воровства. Вот и получается, что 23 заказчика при помощи юристов захотели фактически украсть чужое – вложения «москвичей-замкадышей» в объект, но в результате не только не получат желаемого, но и потеряют свое.

Пример Ефимова – другим наука

Для реализации такого сценария юристам из юрбюро «Падва и Эпштейн» остался один шаг – «поломать» 4 июня в кассации решения тверских судов. Но и в случае оставления в силе принятых судебных актов у Герасимова и его подчиненных остаются пути достижения своей цели. Наверняка тогда ими будут инициированы другие судебные тяжбы в благосклонном к ним тверском арбитраже по надуманным причинам, полученные арбитражные судебные акты, как уже некоторые из принятых, скорее всего, будут противоречить вступившим в силу и мешающим им решениям судов общей юрисдикции. Да, это потребует дополнительного времени. Но результат все равно такой же: объект в кармане, и этот карман будет кого надо карман, а остальное – дело техники. И никто из 23 заказчиков не сможет им предъявить какие-либо претензии: мол, как же так, мы вам пять лет исправно платили, в итоге не только ничего своего не получили, но остались еще и должны вам?! Со своей стороны мы предвидим будущие банкротные процессы, которые инициирует столичное юридическое бюро в отношении своих заказчиков, так как наверняка не все из них смогут заплатить причитающееся по договору. И думается нам, что и тут акулы банкротных дел свою хватку не ослабят и получат свое сполна (в интернете можно найти такие суды юридического бюро «Падва и Эпштейн» против своих же бывших заказчиков).

Однако, как нам рассказали опрошенные нами специалисты в сфере банкротства, даже в сложившейся ситуации есть еще шанс на то, чтобы все получили свое. Прежде всего необходимо исключить юрбюро «Падва и Эпштейн» из фактических участников дела, так как их интересы уже противопоставлены интересам их заказчиков, остальных кредиторов и так называемых выделенцев. Далее, необходимо прекратить процедуру банкротства в связи с отсутствием у должника ООО «ВТЭК» собственности на объект (просто нечего продавать с торгов) и с целью достройки объекта, для этого все юридические возможности по-прежнему остаются. В этом случае никто ничего не потеряет, кроме, конечно же, «Падва и Эпштейн». Самим же кредиторам прекрасно известно, что все их вложения в «Интерьер-Холл» защищены законом: они обеспечены залогом и самого здания, и земельного участка под ним. Значит, нужно только умерить свою жадность, немного набраться терпения и вспомнить, что по факту все кредиторы – это инвесторы, приобретавшие помещения для ведения бизнеса. А раз так, то и нужно продолжать заниматься тем, чем умеешь, а не пытаться играть в крутых рейдеров.

Пример Ефимова здесь должен быть всем в назидание, что за преступлением следует и наказание. Кстати, по информации наших источников в правоохранительных органах, Ефимов, как и обещал, не желает сидеть один и активно дает показания на тех, чью наличку он не донес до кассы «ВТЭК», ведь наличку покупатели ему давали за предоставленную скидку. Самое удивительное, что, выступая на уголовном процессе, свидетели-кредиторы, которые давали наличку Ефимову «мимо кассы», признались, по сути, в коммерческом подкупе Ефимова. Они признались, что их интерес состоял в получении скидки от первоначальной цены. А мы знаем, что есть официальные договоры о продаже площадей за 100 тыс. рублей. Получается, что именно эти кредиторы нанесли ущерб стройке вместе с Ефимовым в размере не только в сумме 50 млн рублей, но в и размере скидки, которая в совокупности может достигать тех же 50 млн рублей. К тому же, как теперь выясняется, эти же лица ему также обещали, что все будет хорошо. Получается, что у них-то все хорошо, а у Ефимова нет, вот, похоже, что и решил он поделиться со следствием некоторыми подробностями.

В любом случае нам представляется, что развязка всей этой истории уже не за горами. А вот как именно все это закончится, зависит только от непосредственных участников, которым, будем надеяться, хватит благоразумия сделать правильные шаги.

Ирина Смирнова

фото: из открытых источников

667 0
Читайте также:
Лента новостей
Прокрутить вверх