«Жизнь жительствует»

05.05.2021, 23:11

Какая политика – такие и праздники. Нынешнюю неделю окрестили «нерабочими днями Шредингера». Как тот несчастный кот из известного мысленного эксперимента по квантовой механике, мы вроде и не работаем, но одновременно работаем.

Мало кто может позволить себе незапланированные выходные, разве что чиновники радостно возьмут под козырек: им деньги не зарабатывать, они на средства налогоплательщиков живут.

Как бы не запретили Пасху за экстремизм

В странах Запада, которые у нас принято называть бездуховными, после Пасхи бывают пасхальные каникулы, те самые, которые невзначай получились у некоторых из россиян. И Страстная пятница у них, как правило, выходной день. У нас же Пасху в этом году затмил Первомай. Все друг друга больше с ним поздравляли, а не с Воскресением Христовым.

Я часто думаю, что было бы, если бы наши депутаты и чиновники прочитали Библию. Или хотя бы Новый Завет (он гораздо короче Ветхого, где вообще чего только нет). Боюсь, обвинили бы эту Книгу книг в экстремизме  Христос ведь вовсе не образ со сладенькой картиночки, вроде тех, какие сейчас граждане шлют друг другу в мессенджерах. Его, между прочим, казнили по политическим обвинениям как опасного мятежника. И на смерть Христа предали самые уважаемые люди тогдашнего Израиля – члены синедриона (помеси Совета Федерации и Синода РПЦ).

Понтий Пилат, представлявший «мировое правительство» тех времен, древнеримский Госдеп, и хотел бы не казнить Христа, да не смог противиться давлению и шантажу со стороны этих авторитетных деятелей патриотического толка. А простые граждане в экстазе требовали репрессий пожестче.

Тем не менее, как сказано в огласительном слове Иоанна Златоуста, которое всегда читается в пасхальную ночь: «Жизнь жительствует». Это неумолимый закон бытия, утвержденный Христом.

Гражданская религия россиян

Сегодня россияне, в течение почти века оторванные от христианских корней, пытаются выдумать некую гражданскую религию. В ход идет все: куличи, первомайские демонстрации, День Победы. Уже и уголовные наказания за оскорбление чувств верующих в эту гражданскую религию ввели.

Впрочем, это касается в большей степени тех россиян, что выросли и сформировались как личности при советском строе. Или, в крайнем случае, тех, кто был с этим строем связан хотя бы детством и ранней юностью. Сейчас в активную жизнь вошло поколение, которое вообще чуждо всей советское атрибутике. И это вызывает очень большие опасения у пока еще не ушедшего от власти поколения так называемых бумеров, детей послевоенного беби-бума, всплеска рождаемости, который был характерен и для СССР, и для западных стран. Если внимательно читать интервью, например, Николая Патрушева, возглавляющего российский Совбез, там эти опасения звучат постоянным лейтмотивом. Мол, на молодежь нельзя положиться, у нее нет идеологических основ, какие были у нас.

Конечно, подобные сентенции стариков слышны со времен до нашей эры. Но сегодня действительно настолько быстро меняются технологии (главная из которых – технология донесения информации до широких масс), что каждое новое поколение действительно серьезно отличается от предыдущего.

Молчаливое большинство заговорило

Смена носителя массовой информации – это всегда социальные и идеологические потрясения. В Средние века переписанная от руки книга была предметом роскоши. Изобретение книгопечатания повлекло Реформацию в Европе, людям стало доступно чтение Библии, и они немедленно многое там вычитали (см. начало статьи).

Появление массовых газет совпало с эпохой промышленной и буржуазной модернизации. Широкое распространение телевидения привело к переменам 1960–1970-х, когда капитализм старого типа дрогнул под напором требований социальных гарантий.

Компьютеризация и зарождение интернета и сотовой связи привели к разрушению монополии на информацию, входной билет на рынок СМИ стал недорог, и это способствовало крушению тоталитаризма практически во всем мире.

Сегодня мы имеем дело не просто с интернетом, а с социальными сетями. То есть на место профессиональных редакций, с их экономическими и политическими интересами, ответственностью перед законом и так далее, может прийти кто угодно.

Информация перестала быть достоянием элиты, заговорило доселе молчащее большинство. Если раньше мнение бабушек на лавочке у подъезда мало кого интересовало, сегодня эти бабушки могут прийти в комменты к самому умному эксперту и заявить, что он дурак. Сами-то они вряд ли создадут какой-то значимый контент, но настроение зададут. «Так вот чего хочет народ!» – подумает политик-популист западного типа.

Наш коллективный Николай Платонович Патрушев об этом феномене знает понаслышке. Вы удивитесь, но в кругу правящих ныне представителей послевоенного поколения многие так и не начали пользоваться интернетом. Они читают бумажные отчеты, которые им готовят помощники.

Поэтому они живут в мире, который формирует в их головах телевидение. Тут есть обоюдное влияние: с одной стороны, они заказывают телепропаганду, но с другой стороны, они же ей и верят.

Классификация поколений

С «бумерами», в общем, все ясно. По устойчивой научной классификации поколений за ними идет поколение X, тоже большое – те, кто родился в 1970–1980-е. Затем – миллениалы, поколение Y, родившееся в 1990-е. И наконец, центениалы, поколение Z.

Миллениалы и центениалы – это те самые новые люди, которые уже просто не понимают советские коды, чужды образам, на которых выросли их отцы и деды. Но это поколение очень маленькое. Именно когда они рождались, совпало два фактора: демографическая «проплешина» от Второй мировой войны и нестабильное положение в стране, когда многие опасались рожать детей (в 1990-е рождение детей происходило уже осознанно, не «по залету», как в послевоенные годы).

На мой взгляд, рано списывать со счетов поколение X. Да, многие его представители имеют в головах весьма причудливые представления о мире. Но большинство мыслит весьма здраво. Когда приближавшийся к поколению X по возрасту Дмитрий Медведев недолгое время был президентом, россияне жили как никогда хорошо и спокойно. И даже какие-то речи на тему «свобода лучше, чем несвобода» звучали на самом верху.

Окончательная утрата гибкости

На прошлой неделе в Москве прокатилась волна задержаний людей, которые были идентифицированы с помощью развешанных по столице камер видеонаблюдения как участники митингов 21 апреля. В сам день митингов полиция вела себя так мирно, что мы, было, подумали, что наступила оттепель. Но не тут-то было! Просто решили не омрачать массовыми задержаниями день послания Путина Федеральному собранию.

Приходить за людьми начали спустя несколько дней. Причем почему-то предпочитали университетских преподавателей и известных педагогов из престижных школ. В основном в возрасте 60+. Профессор-
религиовед Александр Агаджанян, историк и педагог Тамара Эйдельман, преподаватель французского языка и очень верующий человек Анна Борзенко (мать известных журналистов, между прочим), Дмитрий Быков, автор одного из лучших современных стихотворений о Пасхе и предшествующем ей мрачном безвременье… Им, немолодым людям, пришлось провести сутки или больше в ОВД. А потом их приговаривали к штрафу порядка 20 тысяч рублей просто за то, что они ходили по центру Москвы.

Каждое известие о задержании такого человека порождало недоумение: «Ну, его-то за что?» Хотя никого не надо было задерживать, конечно, невзирая на возраст и научные степени. Задержание столь известных и пользующихся авторитетом у студентов людей должно было прежде всего предостеречь молодежь: мол, если педагогов ваших не пожалели, то с вами вообще церемониться не будут.

Однако по большому счету это только злит общество. И вызывает огромный резонанс в соцсетях, которые начальники не читают и недооценивают.

Сейчас система управления страной окончательно утратила гибкость. В таком негибком состоянии она может существовать довольно долгое время, но это будет каждодневное ухудшение.

Один из показателей утраты гибкости – то, что на праймериз «Единой России» на прошлой неделе не зарегистрировали независимого районного депутата из Торжокского района Марину Белову (мы писали о том, что она подала документы на предварительное голосование по выборам депутата Госдумы по 179-му округу Тверской области).

Ей отказали по надуманным и даже отчасти фантастическим предлогам. Вместо того чтобы привлечь Белову в свои ряды и заставить ее играть по своим правилам, «Единая Россия» под руководством Сергея Голубева, нынешнего спикера ЗС, показала, что панически боится любого проявления жизни.

А там, где боятся жизни, ничего хорошего не получается.

Мария Орлова

376 0
Лента новостей
Прокрутить вверх