По следам 8 Марта: элиты в Тверском драмтеатре, поролоновый стриптиз в Сонкове и «белые пальто»

15.03.2023, 12:37 0 697

На политические события прошлой недели лег отсвет празднования 8 Марта. В 2022 году женщины России и Тверской области остались без своего женского праздника: после 24 февраля праздновать что-либо было неуместно. В 2023 году, хотя исторические обстоятельства остались прежними, было решено попраздновать за два года. Или даже за четыре, если считать с начала пандемии ковида.

Все те же и все там же

В Тверском драмтеатре прошел губернаторский прием для женщин. На такие мероприятия мне, как главному редактору и журналисту, пишущему о политике, всегда надо ходить, чтобы поздороваться с теми, с кем редко видишься, понять, кто жив. Докладываю о своих впечатлениях: ветераны тверской номенклатуры живее всех живых. Александр Александрович Тягунов и Юрий Владимирович Цеберганов, а также Надежда Александровна Егорова, кажется, законсервировались – выглядят, несмотря на все ковиды и прочее, как 20 лет назад. Обновления элит пока не произошло.

Что показательно, вместо обычных четырех архиереев, которые теперь бывают на официальных мероприятиях, был один бывший митрополит Виктор (Олейник), как в старые времена. Нынешнего митрополита Амвросия Тверского и Кашинского, а также епископов Адриана Ржевского и Торопецкого и Филарета Бежецкого и Весьегонского не было. Владыка Амвросий болел ковидом, и это позволило бывшему владыке Виктору почувствовать себя в добрых старых временах, когда он был в Тверской области единственным и неповторимым.

В зале обращало на себя внимание обилие девушек в военной форме. Те, кого я спросила, откуда они, оказались курсантками Военного университета ВКО.

Казус Сонковского района

Небольшая официальная часть, когда губернатор Игорь Руденя награждал уважаемых дам различными региональными наградами и званиями заслуженных лесоводов, социальных работников и так далее, сменилась на удивление хорошим концертом, тоже как в старые добрые времена.

Театр народного танца «Гжель» скакал вприсядку и ходил колесом по сцене в лучших традициях советских концертов. Джаз-оркестр Олега Лундстрема играл попурри из песен Утесова. Откуда-то достали звезду «Утренней почты» 1980-х Александра Серова, и он оказался в неплохой форме, а его хитам, памятным с той поры, охотно подпевали дамы в возрасте. И наконец, в финале спели «Сопрано Турецкого», необычайно красивые девушки с красивыми голосами.

Уступкой новым нелегким временам стало отсутствие банкета. Что, наверное, правильно. Теперь же каждый недруг может выложить в соцсети видео губернаторских бутербродов и шампанского, и выйдет скандал на пустом месте. Например, в Нижегородской области такой скандал вышел, когда какие-то пациенты засняли, как врачи в ординаторской на 8 Марта едят торт и запивают шампанским.

А в Тверской области отличилась администрация Сонковского муниципального округа. После 8 Марта весь регион пересылал друг другу ролик, как там поздравляли женщин: под песню «Секс-бомб» танцовщик в поролоновом костюме стриптизера радостно снял трусы – под трусами все тоже было поролоновое и очень большое. Заслуженные женщины района не знали, смеяться им или плакать.

Поневоле начинаешь понимать тех муниципальных глав, которые обходятся вообще без поздравлений, списывая их отсутствие на ковид и СВО. Так хоть глупостей не наделаешь. Хотя женщины в этих районах тоже обижаются. На нас, в общем, не угодишь.

То, о чем нельзя говорить

На днях перечитывала, как в российские города во время Русско-японской войны привозили погибших и как целые города выходили прощаться с ними. Похороны перерастали в демонстрации, Русско-японская война переросла в революцию 1905 года. Возможно, учитывая этот исторический опыт, в нынешних российских городах церемонии прощания с погибшими на СВО стали тише и скромнее, чем прошлой весной. Мы в Тверской области продолжаем ничего не знать о количестве погибших наших земляков, и это позволяет многим жить, как будто ничего не происходит.

Тем временем в Твери открывается пункт набора в ЧВК «Вагнер», новость об этом на нашем сайте бьет рекорды по просмотрам. Первые тверские мобилизованные готовятся к обещанным президентом двухнедельным отпускам. Женщины-волонтеры, стоявшие за мной в очереди в гардероб после губернаторского приема, тихо переговаривались: «Я после того, что там увидела, вся седая – никакой краски для волос не хватит».

Вообще, тенденция к закрытию данных, которые всегда открыто публиковались, затрагивает все новые и новые сферы. С 1 марта закрыли декларации о доходах высших чиновников и депутатов Госдумы и Совета Федерации – они должны были быть опубликованы как раз весной. Так что не узнаем мы ни о доходах Андрея Епишина с Людмилой Скаковской, заседающих в СФ, ни о доходах Владимира Васильева с Юлией Сарановой. И о доходах Игоря Рудени, который относится к категории госчиновников «А», тоже не узнаем.

Как и во всякие сложные времена, у большинства резко снижаются доходы, поскольку подскакивают цены на привычные товары, газ и теплоэнергетику. А кому-то тяжелая историческая ситуация – мать родная. Можно по пять раз восстанавливать одно и то же, и всегда есть кого обвинить в том, что только что восстановленное опять разрушилось.

У кого пальто белее

И еще одно политическое событие прошлой недели. Признанного иноагентом главного редактора «Эха Москвы» (уж не знаю чем признанного, многократно закрытого и заблокированного) Алексея Венедиктова разоблачили структуры посаженного в тюрьму и признанного экстремистом и террористом Алексея Навального. Дескать, Венедиктов брал деньги у мэра Москвы Собянина, дабы издавать приложение к журналу «Дилетант» «Мой район».

Другая часть либеральной общественности огребла от своих потенциальных единомышленников за то, что подписала письмо за снятие санкций с ряда российских олигархов, в частности с руководства финансово-промышленной группы «Альфа» Авена и Фридмана.

Удивительно, зачем эти люди в их положении ссорятся? Категорическая неспособность российской либеральной общественности хоть как-то объединяться, конечно, на руку прежде всего действующей власти.

Дело в том, что не в чем упрекнуть за последние 20 лет только тех, кто вообще ничего не делал (а Алексей Венедиктов делал очень много для свободы слова в России). Кто-то был слишком молод, чтобы что-то делать, или просто был теоретиком, а не практиком.

К таким людям за последний год прикрепился эпитет «белое пальто». Они приходят морализировать в комментарии в соцсетях к тем, кто, например, напишет, как побывал на губернаторском приеме в честь 8 Марта. Эти же люди пишут, как им ненавистны масленичные блины и Масленица – символ русских традиций или мимозы – символ советского лицемерия. И невдомек им, что блины – вполне международное блюдо. Масленица – то же самое, что европейский карнавал (последняя неделя перед Великим постом), а мимоза обильно растет на берегах Средиземного моря.

Возвращаясь к 8 Марта. В советское время, и правда, этот праздник выродился в конфетно-букетную профанацию. С таким отношением в администрации Сонковского округа Тверской области запросто могут показать женщинам оскорбительный номер с поролоновым мужским половым органом.

А во всем мире этот день отмечается как праздник борьбы женщин за свои права: за равную с мужчинами зарплату, против домашнего насилия, оскорблений по половому признаку. И этот смысл 8 Марта нам тоже предстоит еще открыть в будущем.

 

Мария Орлова

фото: правительство Тверской области, vk.com/rkvp_690044, cookie-studio/ freepik.com

видео: соцсети

Оставьте комментарий

Лента новостей
Прокрутить вверх