Тысячи льготников Тверской области остались без лекарств

Почему реформа льготного обеспечения не заработала

17.04.2024, 18:35
фото: Андрей Сабынин

В августа 2023 года Законодательное собрание Тверской области приняло закон, наделяющий госучреждение «Фармация» статусом единственного поставщика. Это стало результатом большой двухлетней работы, но, по сути, закон так и не заработал. «Караван» обратился за комментариями к Сергею Корнейцеву, который на протяжении более чем двух лет возглавлял ОГУП «Фармацию», а сейчас является исполняющим обязанности директора.

Проблемы с лекарственным обеспечением льготников и больниц существуют во многих регионах России. В Архангельской, Калужской и Нижегородской областях, республиках Татарстан и Крым нашли выход из подобной ситуации. Здесь приняли свои законы о централизации лекарственного снабжения, наделив свои государственные предприятия статусом единственного поставщика, а чиновникам оставили только контрольные функции. В итоге лекарства закупаются по низким оптовым ценам. Препараты хранятся на складах местных государственных фармацевтических организаций, а потом распределяются по больницам и муниципальным и государственным аптекам в соответствии с потребностью, без создания излишков. Самое главное, что льготники своевременно получают жизненно необходимые препараты.

Подобную систему на примере Нижегородской области в 2021 году поручил создать губернатор Тверской области Игорь Руденя. В верхневолжском регионе «Фармация» занималась только хранением и выдачей лекарств. Ведомство получало небольшую сумму за реализацию каждой упаковки. Функция закупки была закреплена за министерством здравоохранения. Ведомство неэффективно закупало лекарства. Во-первых, образовывались излишки. Во-вторых, многие льготники не могли получить свои медикаменты, потому что их просто никто не купил в нужном объеме.

Было принято решение закрепить функцию закупки лекарств за «Фармацией». Для этого Сергей Корнейцев, который работал заместителем директора подобного предприятия в Нижегородской области, был приглашен директором в Тверь.

«Фармация» была в удручающем финансовом положении. Она была лишена возможности вести повседневную хозяйственную деятельность. Большие долги, заблокированные счета, почти полностью утраченные функциональность и компетентные кадры, закрытые аптеки. Было начато дело о банкротстве со стороны коммерческих кредиторов предприятия. Нам удалось вывести его их кризиса», – вспоминает Сергей Корнейцев.

Параллельно с этим в Тверской области создавалась нормативно-правовая база. Она включает в себя региональный закон и постановление правительства, определяющее порядок его действия. Закон был принят, но на этапе принятия постановления вся система начала буксовать.

Более всего принятию постановления сопротивлялся именно Миздрав региона. Со стороны тогдашнего зампредседателя правительства Дмитрия Березина прозвучало предложение. «Зачем мы изобретаем велосипед, если поручение губернатора звучит как перенести опыт Нижегородской области. Давайте возьмем нормативно-правовые акты этого региона и просто перенесем их на Тверскую область с определенной степенью адаптации. Они уже показали свою эффективность, – рассказывает Сергей Корнейцев. – Со стороны Минздрава прозвучало огромное количество возражений и замечаний. Все свелось к долгой переписке, бюрократии, вычитыванию запятых. По мнению Минздрава, нормативно-правовые акты, регламентирующие работу единственного поставщика в Нижегородской области, незаконны».

Город-миллионник Нижний Новгород живет по этому закону уже 15 лет. Он проверен на уровне судебной практики. Нарушений антимонопольного законодательства выявлено не было. Она законно существует и работает по сей день. Минздрав Тверской области почему-то считает такой подход незаконным. Ведомство подготовило свой вариант постановления, сделав принятый депутатами ЗС закон недееспособным. Основная мысль и цель постановления Минздрава – сохранение за собой всех механизмов влияния на закупки лекарств.

Сейчас в Тверской области закупку полностью осуществляет Минздрав. Он определяет объемы и номенклатуру закупаемого товара, сроки и объемы поставки, а также осуществляет расчеты с контрагентами. Минздрав также проводит аукционные процедуры. Чиновники ведомства полностью определяют цепочку управления товарными запасами. Оплата производится в течение семи дней после поставки.

Такой подход ведет к образованию излишков. Сейчас на складах просроченных лекарств лежит на сумму более 200 млн рублей. При этом более неотоваренных рецептов скопилось почти 5500 штук.

Чем мотивирует свои действия Минздрав?

фото: Андрей Сабынин

Чиновники ведомства считают, что реализация подобной схемы приведет к росту цен. Однако анализ показывает, что в Нижегородской области цены на лекарства ниже на 7%. В итоге правительство Тверской области приняло постановление, составленное Минздравом, сделав закон, по сути, бессмысленным. И даже это постановление ведомство не исполняет, продолжая самостоятельно закупать все лекарства.

«Действия Минздрава были бы логичными, если бы существующая система была настолько хороша, что ее просто не имеет смысла ломать. Но на момент, когда закон принимался, на складах было на 87 млн товара с истекшим сроком годности. Сейчас уже на 210 млн рублей. И каждый месяц объем просрочки увеличивается на сумму от 2 до 20 млн, – рассказывает Сергей Корнейцев. – И причем товар туда попадает из всех видов льгот, то есть из региональной, федеральной и программы высокозатратных нозологий. Общий вес просроченных лекарств превышает 7 тонн».

На складах копятся просроченные лекарства, а льготники не могут получить положенные им медикаменты. Все это из-за неэффективной работы правительства Тверской области.

Взаимоотношения «Фармации» с Минздравом определяют контракт на исполнение функции уполномоченного складом. Сейчас за каждую выданную упаковку товара «Фармация», как и раньше, получает 115,61 руб. Предприятие заинтересовано в том, чтобы выдать как можно больше лекарств, но сделать этого не может, потому что нужные медикаменты Минздрав очень часто не закупает.

«Это практически полностью разрушает миф, что Минздрав все закупает, а «Фармация» не выдает лекарства, – считает Сергей Корнейцев. – Еще один миф заключается в том, что Минздрав закупает нужные лекарства, а «Фармация», не имея нужного учета, вовремя не выдает медикаменты. Но мы регулярно уведомляем Минздрав, что приехавший к нам товар, который они заказали, привезен в заведомо избыточном количестве. Мы пишем, что у нас на складе уже есть этот товар в наличии и с учетом текущего уровня интенсивности расходования его хватит на 12 месяцев, а нам привозят еще на 20. При этом «Фармация» никак не может повлиять на объем поступающего товара – рычаги влияния на управление товарными запасами полностью в руках чиновников Минздрава».

Несмотря на принятие закона, по факту сохранилась старая система лекарственного обеспечения льготников, которая приводит к формированию излишков товара, а льготники вовремя не получают свои лекарства, потому что Минздрав их просто не закупил. Закон о единственном поставщике принят с ограничением по сроку и действует до 1 июля 2024 года, но его исполнение саботирует министерство здравоохранения.

Ключевым пусковым моментом к началу реализации программы единственного поставщика должен стать контракт «Фармации» с Минздравом. В рамках этого контракта предприятие должны наделить функциями закупки лекарств, причем в формате лимитов бюджетного финансирования. Работает это так. Льготнику нужно конкретное лекарство. «Фармация» его закупает за свой счет, отдает пациенту, а Минздраву предъявляет счет на оплату. В этом случае формирование просрочки просто невозможно – бюджетные деньги тратятся только на те лекарства, которые уже выданы пациентам.

Однако Минздрав выступает против реализации подобной практики. Возможно, чиновники боятся потерять контроль над лекарственным обеспечением льготников. В причинах такого подхода хорошо бы разобраться Прокуратуре Тверской области. В ближайших номерах мы планируем продолжить тему лекарственного обеспечения. Следите за нашими публикациями.

Сергей Минин

232 0
Читайте также:
Лента новостей
Прокрутить вверх